Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго.

 

Читайте также «Новый Завет Любви», сборник выдержек из Нового Завета о Любви, составленный как обращение Бога Нашего Иисуса Христа ко всем Православным. Прочесть>>

В начале было

(детская поэзия, 1992-1999,
недостойного р. Б. Сергея Снежного)

СОДЕРЖАНИЕ

ДУША КАК ДОЖДЬ
ТИХО
СТАЛО ХОЛОДНО. ДОЖДИ
ПЕРВЫЙ КЛАСС
ЗИМНИЙ ПЕЙЗАЖ
СНЕЖИНКА
СОСУЛЬКИ
ВЕСЕННИЙ ДОЖДЬ
ПТЕНЕЦ
ЛЮБОВЬ
НА СТИХИ ПОЭТА
ЛИТЕРАТУРА
РОМАНТИК
ЛАПША
ТЕМНОТЕ
«ЗАМЕТЕЛЕН ЗИМНИЙ ВЕЧЕР...»
«НОЧЬ ТЁМНЫМ СУМРАКОМ ОБЪЯТА...»
XVIII ВЕК
БЕРЁЗУШКА
ВЕСНА
«ЗАЧЕМ ПИСАТЬ НАМ НУЖНО...»
РОВЕСНИКУ
STRAWBERRY FIELDS
ВОСПОМИНАНИЯ
ВОЛШЕБНИК
МУДРЕЦ
«НЕТ, Я НЕ ТОТ...»
«ЧТО МНЕ ДО ВАС, ЛЮДСКОЕ ПЛЕМЯ...»
ПРОСВЕТ
«ОЧЕРЕДНАЯ КОНЧИЛАСЬ ТЕТРАДЬ...»

Бонус (2000-2001):

THE MEMORY
SOMETHING
TEARS IN SNOW



Моим учителям



ДУША КАК ДОЖДЬ

Дождь стучит в окно.
Дождь стучит, стучит...
Я спросил его —
Он молчит, молчит...
Почему молчит?
Дождь стучит, стучит...
А душа болит
И молчит, молчит...

Январь 1997 (11 лет)



ТИХО
колыбельная

Тихо заметёт луга
Снег неторопливый,
Тихо к нам стучит в окно
Воробей пугливый,
Ветер подметает лёд,
Обнажая ивы,
Вьюга песню нам поёт
Тихо и игриво.

Ноябрь 1996 (11 лет)



«СТАЛО ХОЛОДНО. ДОЖДИ...»

Татьяне Владимировне Соловьёвой

Стало холодно. Дожди.
Листья пожелтели.
Зверь готовится к зиме,
Птицы улетели.

Убирают урожай,
Обнажают поле.
Скоро тёплый снег его
На зиму укроет.

8 октября 1992 (7 лет)



ПЕРВЫЙ КЛАСС

1

Первый день учебный
В первом «А» моём.
Мы приходим в школу,
Песенки поём.

В шкафчиках разденемся,
Снимемся на фото.
Скоро поумнеем все —
Это будет что-то!

2

Первая оценка
В дневнике моём
В самом первом классе
Самым первым днём!

Красную пятёрку
Получил в тетрадь —
Будет что потомкам
Позже показать!

г. Чусовой
Весна 1996 (11 лет)




ЗИМНИЙ ПЕЙЗАЖ

Зима. Февраль. Морозы. Лишь вороны
Чернеют на застывших тополях.
Сверкает солнце золотой короной
В заснеженных берёзовых ветвях.
Морозный воздух, звонкий и глубокий,
Впитал в себя серебряный эфир;
И будто ближе горизонт далёкий,
И небо как один большой сапфир.
Зима. Февраль. И снежные просторы
Ковром легли на мёрзлые поля,
А на стекле метелицы узоры
Всё больше, больше радуют меня.

Февраль 1999 (14 лет)



СНЕЖИНКА

Незаметною дробинкой
Летит над городом снежинка.
И высота пугает взор,
Качается души простор...
Летит она по небосводу
На крыльях крохотной свободы;
Под ней широкие поля,
Дома и белая земля.
Как бьётся смелое сердечко!
И для него ведь есть местечко
В груди снежинки молодой.
Вокруг летят наперебой
Её друзья, её подруги...
Какие душу ждут недуги
На снежной городской земле?
Быть может, в этой вышине
Снежинке лучше бы жилось —
И существо б не растеклось
По грязной и сырой тропинке
Водою, бывшею снежинкой.

Декабрь 1998 (13 лет)



СОСУЛЬКИ

Ларисе Анатольевне Дорофеевой
и сосулькам на котельной в моём дворе

Плачут сосульки на кровле весной,
Плачут и тают: ушёл их покой.
Знают они, что в назначенный час
Нужно проститься, растаять, упасть.

Быстрый луч солнца весной засветил,
Ярким сияньем сосульки пронзил.
Слёзы бежали по мокрой стене,
Песня капели рыдала весне.

Тая и тая, лишённые сил,
Плачут, трепещут, и свет им не мил.
Падают в бездну... В глазах их туман...
Бьются о камни... Не стонут от ран...

Чем вас утешу? Любили вы жизнь,
Чистую, светлую, будто вода;
И воспарили, невинные, ввысь,
В чёрной земле не оставив следа...

<17 февраля> 1997 (11 лет)



ВЕСЕННИЙ ДОЖДЬ

Весенний дождь,
Порыв небесный —
И вьются капли над землёй.
Игривый,
Радостный,
Чудесный,
Пронзал их лучик золотой.
Искрились,
Падали,
Летели,
Гонимые одной мечтой:
Запеть серебряной капелью
И слиться с вешнею водой.

Январь 1997 (11 лет)



ПТЕНЕЦ

Птенец покинул гнёздышко родное
И взвился выше леса до небес.
Поток воздушный тело молодое
Трепал и нёс среди своих чудес.

Всё дальше оставались реки, кручи,
Гнездо родное и знакомый лес,
Где хвойные деревья так могуче
Темнели средь таинственных берез!

Навстречу неизведанному краю,
Опробовав свой первый соль-диез,
Летел птенец, о воздух опираясь,
Под куполом развёрнутых небес.

Врасплох застала птицу жизнь иная,
Но лишь окрепла сила молодая.

Декабрь 1998 (13 лет)



ЛЮБОВЬ

однокласснице Маше Деньгиной,
попросившей сочинить стихи про Любовь,
но никому не говорить об этом

Когда грязным пеплом подёрнется небо,
Когда чёрной кровью нальётся луна,
Когда забурлит ядовитою пеной
Ключ горный — спешите! Любовь — ключ туда,

Где Ваши сердца половодье веселья
Промоет от копоти адских котельнь;
Где души — как почки на ветках деревьев,
Как бабочки листьев, прорвут колыбель.

Взорвутся вулканы, и кручи растают,
В единое русло сведёт сотни рек.
Любите! — ведь только тогда мы узнаем,
Чем счастлив на этой земле Человек.

Декабрь 1998 (13 лет)



НА СТИХИ ПОЭТА

Сочинять он сочинял,
Думал и старался —
Да никто читать не стал.
Стих зачем писался?
По себе заметил я:
Не читают ныне
О себе, себя любя,
Люди в этом мире.

Март 1999 (14 лет)



ЛИТЕРАТУРА

Нине Геннадьевне Яковлевой

Литература, ты — дорога к жизни.
Живёшь ты, словно Бог, в любой душе.
Ты — истины незримая отчизна.
Ты — пища стариков и малышей.
Потоками лучистой, ясной славы
От сердца улетающая ввысь,
Как соловей над вешнею дубравой,
Мелодией Любви ты будишь жизнь.
Секундами, годами и веками
Один мир изменяется другим.
Но ты одна — навеки в нас и с нами,
И мы — с тобой; в тебе жизнь сохраним.

Когда пишу, тебя я развиваю —
И создаюсь тобой, когда читаю.

Декабрь 1998 (13 лет)



РОМАНТИК

Кто может мне сказать в лицо,
Что я романтик?
Тому засуну в нос кольцо
И уши завяжу на бантик!
Шмыгнул в подвалы чёрный кот,
Ботинком вражеским подбит.
Скажу я вам: романтик тот,
Кто рядом в зеркале стоит.

Май 1999 (14 лет)



ЛАПША
считалочка, сочинённая на уроке

Упало мыло в суп с лапшой —
В котле возник пузырь большой.
Из супа мячики пошли,
Не стало видно мне лапши.

«Куда девалась вся лапша?» —
Спросил я, маленький левша.
«Лапшу унёс пузырь большой, —
Ответил бывший суп с лапшой.

Ты бросил мыло в суп с лапшой —
В котле возник пузырь большой.
Взлетел пузырь и улетел —
Таков лапшиновый удел!».

2 декабря 1996 (11 лет)



ТЕМНОТЕ

И снова ночь. И звёзд не видно.
Открыться перед ней не стыдно.

Ах, темнота! Имеет смысл ли
Иль плоть твоё несущество?
Неосязаемою мыслью
Присутствуешь ты всё равно.

В пространстве этом необъятном,
В невидимой ночной душе,
Где нечто значимое спрятано,
Ты стала милой мне уже!

Узнай же, как необходимы
Твои объятья для меня,
Ведь ты — всегда неуловима, —
Как первая Любовь моя!

Февраль 1999 (14 лет)



«ЗАМЕТЕЛЕН ЗИМНИЙ ВЕЧЕР...»

Заметелен зимний вечер
Одеялом сна.
Разгорелись звёзды-свечи
И блестит луна.

Хлопья за окном летают,
Просятся в ночлег.
Их хозяйка-ночь сажает
В тёмно-синий снег.

Падает звезда. Сверкая,
Чертит мелом свет.
В дне минувшем мы теряем
Груз обид и бед.

Бесконечной простынёю
Покрывает тьма
Всю лазурь великолепья,
Но блестит луна.

<22 февраля> 1997 (12 лет)



«НОЧЬ ТЁМНЫМ СУМРАКОМ ОБЪЯТА...»

Ночь тёмным сумраком объята,
И ярких звёзд на небе нет.
Луна в плен облаками взята,
Её туманится лишь след.

Гуляет сон по одеялам,
И тянет вьюга колыбель.
Качнутся тополя устало,
Зевнёт раскрытая постель —

Но между жизнями поэтов
И наших будней находясь,
Пишу, слагаю я куплеты,
Над письменным столом склонясь.

Пусть, оперённые, взовьются
Над молодым черновиком
Переживания и чувства —
И в полночь вылетят окном.

Декабрь 1998 (13 лет)



XVIII ВЕК

Нине Геннадьевне Яковлевой

Тот восемнадцатый, далёкий,
Непостижимый, тонкий век,
Людскими нравами жестокий,
В глазах поэта не поблек.

В своих глубинах необъятных
Хранит зерно он наших дней
И столько образов приятных
И близких для души моей.

Сатиру, лирику и драму,
Элегию, роман, сонет
Писал, наверно, после бала
Старинный музыкант-поэт.

Великолепное наследие
Хранят станицы ветхих книг —
То отражение столетья,
Высок его и светел лик.

Ударам сердца век созвучен.
Расцвёл он, и во мне живёт,
И неизведанному учит,
В свои владения зовёт.

Высокопарна и крылата,
Начнёт мелодия играть.
И точно знаю, что когда-то
Я тоже стану сочинять.

Январь 1999 (13 лет)



БЕРЁЗУШКА

Нине Геннадьевне Яковлевой

Под весенние трели соловушки
Зародилась на свете берёзушка;
И затмила она ему солнышко,
Полонила своей белизной.
Ах, кудрявая красная девица,
Моего ты покоя владелица!
Выходи за меня ты, берёзушка!
Полюбил тебя муж удалой!


Васильковые дали ласкаются,
Речка синяя вширь разливается;
Соловей напевает красавице
О Любви под зелёной листвой.
Как милует боец красну девицу —
Рожь-пшеница так во поле сеется;
И венец из подснежников стелется
Над кудрявой её головой.

Пожинает боец всходы чистые,
В жерновах мелет зёрна душистые;
В светлой горнице, скрытой под листьями,
Выпекает жена хлеб да соль.
Но в краю том беда поселяется:
Ворогом мать-земля попирается;
Захотел враг испить слёз красавицы —
Ко врагу муж идёт в смертный бой.

Что соловушка не возвращается?
С молодою женой не встречается?
Зубом мёртвым врага он поранился!
Шепчет мне: «Ты не будешь вдовой».

На Любовь тёмный зверь покушается...
Ясным солнышком мир озаряется —
И навек пребывает красавица
Под небесной чистейшей фатой!

Под весенние трели соловушки
Зародилась на свете берёзушка;
И затмила она ему солнышко,
Полонила своей белизной.
Ах, жена молодая, умелица,
Моего ты покоя владелица!
Встреть меня хлебом-солью, берёзушка!
Я с победой вернулся домой!


1998 (13 лет, в поздней редакции)



ВЕСНА

Весна идёт через луга,
Поют её песни птицы;
Ручей течёт, блестит вода,
Чирикают синицы.
Горит костёр, трещит зола,
Собрался весь народ.
Идёт весна, идёт она
Точь-в-точь, как в речке лёд.

Апрель 1996 (11 лет)



«ЗАЧЕМ ПИСАТЬ НАМ НУЖНО...»

Зачем писать нам нужно?
Поэзией выплёскивать свой бред
И рифмы ставить в строки дружно,
Когда давно уж в голове их нет!
Когда любовь к стихам давно постыла,
Когда писателя любимого портрет
Стопа рисунков старых поглотила,
И тех давно уже в помине нет.
Нет, нет и нет! Как три вот этих слова
Знакомы мне. Наверное, сто лет
Я знал их до рожденья. Видно снова
Придётся слышать эти нет и нет...
____________

1998 (13 лет)



РОВЕСНИКУ

Бегут часы, и ножки стрелок
Неумолимо режут путь
Очередями перестрелок —
Назад уже не повернуть.

А там, за горизонтом, — старость
Нас безучастно в гости ждёт,
Кого из нас бросая в ярость,
Кого — в мороз и горький пот.

Сейчас её воспринимаем
Как сказку с плачущим концом,
Однако сказка скоро тает —
А старость ближе с каждым днём.

Ты не увидел? И не нужно
Обременять свои года.
Нам, молодым, закаты чужды,
А смерть — тем более чужда.

Смотри, как бесконечно поле!
Дерзай же! Делай первый шаг!
Но помни: чем пьянее воля,
Тем крепче зажимай кулак.

Не поддавайся искушенью,
За ним — короткие пути.
По самым трудным ответвленьям
За счастья маяком иди.

Бегут часы, и ножки стрелок
Неумолимо режут путь
Очередями перестрелок —
Назад уже не повернуть.

Февраль 1999 (14 лет)



STRAWBERRY FIELDS

В электрическом зеркале ленты
Сохранился портрет голосов,
Отражая покорно моменты
Высоты четырёх миров.

Разбрелись по бескрайним полянам,
Рассыпая свои дары,
И исчезли в закатном мареве
Битлы...

Ещё слышатся музыки блики;
И лишь ветер, вздыхая, таит,
Что на алых плодах земляники
Кровью Джона роса горит.

Октябрь 1999 (14 лет)



ВОСПОМИНАНИЯ

Родимый город. Окна. Переулки.
Трамваи. Остановки. Провода.
Ночь. Улицы. Влюблённых пар прогулки.
Цветы. Газоны. Мутная вода.
Весна. Сугробы пуха. Звон капели.
Ручьи и лужи. Мокрые снега.
Ребячий говор. Резкий скрип качели.
Сырая свежесть. Синева тепла.
Шаги. Аэропорт. Билеты. Кассы.
Гул самолётов. Голоса людей.
Таможня. Суета. Бумаги масса.
Мой первый рейс бессмысленных затей.
Июнь. Свет солнца. Дымка. Мошки. Зелень.
Душистый луг. Витые берега.
Закатный отзвук вдохновенных трелей.
Дождь ранним утром. Капли — жемчуга.
Чужие звёзды, улицы и лица.
Неразбериха в этих городах.
Кафе. Бифштекс. Коньяк. Сухая пицца.
Незабываемое имя на губах.
Сентябрь. Лес. В лесу густые тени.
Опавших листьев мягкие ковры.
Задумчивые троп переплетенья.
Грибная сырость. Мутный след луны.
Отель. Печаль. Мечты. Воспоминанья.
Она... Её чуть влажные глаза.
Разлука. Боль. Нелепые страданья.
Звонок. Аэропорт. Билет назад.
Промёрзшие просёлочные ели.
На них — снегов тончайшая фата.
Следы косичкой ко двери. Ступени.
Тепло. Камин. Шампанское. Она.

Февраль 1999 (14 лет)



ВОЛШЕБНИК

Татьяне Владимировне Соловьёвой

Был бы я волшебником,
Я бы линию провёл:
Лето — с этой стороны,
А зима — с другой.

Если снега хочется —
В зиму забежал,
Захотелось солнышка —
Лето за чертой.

А посередине я
Сделал бы весну,
Ясную, душистую,
Полную цветов.

И ещё б я людям всем
Крылья подарил,
Чтоб к созвездиям могли
В гости прилетать.

Я хотел бы, чтобы мы
Были ласковы, умны,
Жизнерадостны и жили
Очень долго в нашем мире.

10 мая 1994 (9 лет)



МУДРЕЦ

Бежит тропинка в тёмный лес
Сквозь заросли крапивы.
По ней бредёт седой мудрец
С охапкой свежей ивы.

Держал он путь издалека.
Тропа была подругой,
А лес, задевший облака,
Был добрым, верным другом.

Вдруг остановится старик,
Послушает, помедлит —
И прутик ивовый в тот миг
Воткнёт в сырую землю.

И разольётся соловей,
Благодаря за дело.
«Твори добро ты для людей», —
Лесная птица пела.

Октябрь 1996 (11 лет)



НЕТ, Я НЕ ТОТ...

или ожидать нам другого? (Мф. 11:3)

Нет, я не тот,
Кого вы ждали,
Совсем не тот.
Я просто лёд,
Печаль печали,
Холодный лёд.
Пропащий бог,
Бескрылый ангел,
Совсем не тот.
Нет, я не тот,
Кого вы ждали,
Я просто лёд.

Февраль 1999 (14 лет)



«ЧТО МНЕ ДО ВАС, ЛЮДСКОЕ ПЛЕМЯ...»

Что мне до Вас, людское племя?
Где я рождён? И что за бремя
Поработило Ваши души,
Раз даже Бог для Вас не нужен?!
Куда ни гляну — клевета!
Распутство! Злоба! Месть! Вражда!
Разбой во шкуре благочестья!
Добро, отравленное лестью!
Чем дышите Вы в душном мире,
Что гибнет в язвах, тонет в жире?
Табак в Храминах — благовонье!
Рыдают Ангелы от горя!
Чертог заплесневелый сей —
Болезнь, Болезнь души моей!
Ах, сколько Вас ещё терпеть?
О, Бог мой! Лучше б умереть!

Февраль 1999 (14 лет)



ПРОСВЕТ

Je suis mal oú je suis;
et je veux être bien*

Душа моя — как пасмурное небо.
Иду по тротуару я домой.
И счастлив я как будто бы и не был,
И тучами затянут город мой.

Я растворился в серости природы;
И ни тепло, ни холодно душе;
И в перспективе жизни — гололёды;
И в ярких красках смысла нет уже.

Иду, иду вперёд. Зачем — не знаю.
Не чувствую ни плеч, ни рук, ни ног.
По плачущему городу блуждаю,
Задумчив, безучастен, одинок.

Где небо, что пугало высотою?
Где солнце? Где лазури глубина,
И беззаботность лета, и зимою —
Искрящиеся звёздами снега?

Куда ушли оттенки эти счастья
И почему так радость далека?
Что поглотило свет голодной пастью?
Ответ скупой, да ясный мне: тоска.

Иду. Пустынна жизнь. Пустынно небо.
Когда-то светло-радостную грудь
Тоска уныньем горестным изъела —
И хочется забыть о всём, уснуть.

И вспоминается тогда мне всё, что было,
Что до сих пор в душе ещё живёт,
Но медленно в небытие уплыло
И лишь оттуда манит и зовёт.

Зовёт и горечь сладких сновидений,
Зовёт и наслажденье горьких мук,
И первое моё стихотворение,
И позабывший дружбу лучший друг (Костя Коваленко).

Твой голос звонким эхом повторялся
Через десяток долгих юных лет...
Но что я в память начал углубляться?
Ведь мне ещё пятнадцати-то нет.

Грущу, грущу я тайно по былому,
Но где-то за пределами оков
Как будто радостно, что, вопреки надлому,
Верна мне муза — музыка стихов.

Отчаянно и долго вопрошаю,
Не в силах разгадать заветный код:
Где истина? В чём смысл? Я не знаю.
Мудрён и страшен этих мыслей ход.

О, время! Ужасающая память!
Не ты ли — вечность, и ничто и всё?
Сминая и бумагу, и пергамент,
В небытие из пропасти ползёшь!

Я твой секрет не разумею сразу,
Не в силах погрузиться глубже слов;
И мысли, как осколки битой вазы,
Рассыпались вокруг моих стихов.

Сегодня смысла жизни не пойму я,
Но полагаю: смысл — на краю,
И потому, вкусив жизнь и почуяв,
Я вопрошающему сердцу говорю:

Тоске отдать себя не торопись,
Когда так много обещает сбыться.
Среди искусств есть основное — Жизнь,
Так пусть она талантливо продлится.

Март 1999 (14 лет)

_______________
* Мне плохо там, где я нахожусь, а я хочу, чтобы мне было хорошо (фр.).



«ОЧЕРЕДНАЯ КОНЧИЛАСЬ ТЕТРАДЬ...»

Очередная кончилась тетрадь.
Вопрос терзает: станут ли читать
И нужен ли мой робкий монолог?

Неопытен я, неотточен слог,
И, сочиняя, часто шёл туда,
Куда скупая рифма повела.

Ошибок много было на пути
И ещё больше предстоит пройти,
Но благодарен им я, как друзьям:

Ошибки только помогают нам,
Когда способны мы их распознать.
Закончилась ещё одна тетрадь...

Февраль 1999 (14 лет)



Бонус (2000-2001):



THE MEMORY
WTC tragedy tribute

I was then involved in the routine of life:
Meetings, some papers and lunch at the cafe
Which was just a couple of stories above;
The lifts were busy so i had to suffer.
There was much to do and i had no time
To think over what was not really connected
With obligation and duty of mine,
But fate can be strange and sometimes unexpected.
For i have been living for twenty nine years
And know my life which was not very glancing,
It made me believe that the kind of affairs
Like global events are in movies, or something.
TV was the way i spent most of the evenings
When i was at home with my children and wife.
We used to the movies which broke any meanings
Of real harmonious flow of life.
I didn’t believe in the danger imagined,
I thought that it never would happen to me;
I wasn’t the best, neither hero, nor angel,
But not sacrifice. i have always been free.
But everything changed and right now i’m trying
To leave something valuable after my way.
I hear the voices. Those people are dying,
There’s fire around. I’m only to pray.
It’s hardly believable, what could have happened?
I will soon be nothing. Five minutes or less...
My body is aching, my feelings are sharpened
But there’s no more fear. There’s hope for a bless.
I spoke to my family and i feel much better.
I told them goodbye, tried to stop their tears.
They’re watching the news, and they might see Manhattan
With heart have been wounded for so many years.

G od knows what waits all the people tomorrow.
O bserving the landscape of city in flame,
O bserving the future, there’s only a sorrow
D efeating emotions and physical pain —
B ut there a deep pain inside can be found.
Y ou feel it and send to the world and to me.
E ternity’s closer. The floor’s falling down...

Sleepless night after 9.11/2001
16 years old




SOMETHING

to my teacher George Harrison

There was a sunrise. I was sleeping.
The waves of light reflected on the glass.
A radio played somewhere in the kitchen,
Its sound was a window to the past.
Then i woke up and heard the music closer.
I liked it and i wanted to get tapes.
And yours, George, were also chosen
For they acquired new eternal shapes.
It was already evening for someone
As time around the Earth is not the same —
The shine becomes the shade
And suddenly it’s gone...
The mirror of mysterious time
Through clicks and pops of damaged discs
Reminds me Something very close and tight,
Reminds me Something, that i’ll always miss.

The 30th of November, 2001
16 years old




TEARS IN SNOW

I feel — the world is falling down.
Will you can explain to me the things
I never knew? Please, tell me how
We can embody our dreams...
You’ll find my tears in snow tomorrow —
I’ll find your silence in reply.
Oh, love beloved! Our dreams are borrowed,
There’s nothing new in earthly life.
Pain fills my heart, my soul’s in sorrow —
How can you love without me?
It’s like a rainbow after snow
Which is impossible to be.
I am tired of keeping you inside,
No language helps me to forget...
My word can not speak up my mind,
But i still want it to be read.

The 1st of December, 2000
15 years old

 

 

вверх | оставить отзыв | к содержанию | на главную


счетчик посещений besucherzahler

Яндекс.Метрика
стихи о Любви стихи о Любви
стихи о Любви
Рекомендуем ссылки на Православные сайты (раздел «Обмен ссылками»)>>