Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго.

 

Читайте также «Новый Завет Любви», сборник выдержек из Нового Завета о Любви, составленный как обращение Бога Нашего Иисуса Христа ко всем Православным. Прочесть>>

Песни серебряного берега

(студенческие стихотворения, 2003,
недостойного р. Б. Сергея Снежного)

СОДЕРЖАНИЕ

АВРОРА
«Я ПОМНЮ, МЫ ЖИЛИ...»
АМБРОЗИЯ
МЕЛОДИЯ
МАЛИНОВКА
«РАННИМ УТРОМ ЛУНА...»
СИЛУЭТ
РАКОВИНА
АНИМА
МАРИЦА
ОСЕНЬ
«БИБЛИОТЕКА. СОН. НЕВОЗВРАТИМА...»
РУБИНЫ
ФЕНИКС
СИНЯЯ ЛАГУНА
В КЛЕВЕРЕ
ОРЕШНИК
ХОЛСТ. МАСЛО
СЛЁЗЫ НЕБА
ЛИВЕНЬ
ОСЕННИЙ
О ВЕЧНОМ И КИНЕМАТОГРАФЕ
О ВЕЧНОМ И БАЛЕТЕ
ORCHIDEA
ЭРАТО
МОТИВЫ
ОЧАГ
ПОЭЗИЯ
ТВОРЧЕСТВО
ЯЗЫК-ЦАРЬ
СЧАСТЬЕ
СТЕРЕОТИПЫ
ДВЕ ЗВЕЗДЫ



АВРОРА*

Белые, белые сны побережия,
Тайны бездонных ночей сентября...
В зеркале вод меж деревьев забрезжила
Мелодия.

Где-то за тонкою сыростью утренней
Шепчется с розовым небом тростник,
В хрупком бутоне росой перламутровой
Теплится блик.

Тихий и чистый, звенит он туманами,
Тени бросая в прохладную высь.
Над лепестком поднимается алая,
Светлая жизнь.

28 января 2003

_______________
* Утренняя заря.



«Я ПОМНЮ, МЫ ЖИЛИ...»

Я помню, мы жили
В семнадцатом доме
Под белые шёпоты
Тихих берёз
И тонкие вздохи
Душистой соломы
С цветами вплетала
Соседская девочка
В золото кос.

12 мая 2003



АМБРОЗИЯ

Мгновенье откровения — пей! пей!
Покуда полон твой напёрсток мёдом,
Нектаром сахарным уста
Задобрены, бутоны, налитые амброзией,
Пушистых крыльев бабочки нежней —
Пусть мечется пленённая мечта
В сачке благословенной несвободы.

В ладони тает льдинкою — успей
Сквозь радости хрустальное сиянье
Увидеть этот мир, запечатлеть
Затопленные счастьем берега —
И в сотах сердца мёдом сохрани.
Способно в скуке будней и в ненастье
Тепло прожитой радости согреть.

7 августа 2003



МЕЛОДИЯ

Что шепчешь ты узкой травинке,
Кузнечик?
Чем тесен тебе
Мировой горизонт?
Могли ли пленить
Твои хрупкие плечи
Воздушные стены
Небесных высот?

Внимает застенчивой песне
Травинка,
Качаясь, упругая,
Вместе с тобой.
На тонких лоснящихся жилках
Росинка
Сверкает под солнцем
Горячей слезой.

14 мая 2003



МАЛИНОВКА

К лугу туманному выйду я
Утра бутон встречать.
Ивою, тонкою ивою
Ты ли грустишь у ручья?

Стебли сгибая бережно,
Плавает в травах пчела.
Склонишься, но не ответишь мне,
Сколько ты рос пролила.

Ивою, тонкою ивою
Ты ли грустишь у ручья?
«Чьи вы?» — заплачет малиновка.
Шелест листвы: «Ничья...»

7 октября 2003



«РАННИМ УТРОМ ЛУНА...»

Ранним утром луна
Ослепительно пахнет черёмухой,
Подставляет далёким лучам
Обнажённую грудь.
И купаясь, и прячась мгновение
В призрачном облаке,
Норовит между белых соцветий
Рыбёшкой блеснуть.
Я спустился во двор
Рисовать ароматы мелодией
И писать затаённое в них
Замиранием нот.
Тихо подняли веки
Цветы полусонные,
А луна, побледнев и смутившись,
Нырнула в глубь вод.

27-28 мая 2003



СИЛУЭТ

Коснёшься кротко тишины
Мгновением уставших глаз.
За бархатные шторы тьмы
Скользнёшь, оставив тени ласк...

Вздыхает снежный небосвод,
И расцветают фонари;
Гранит покинутых дворцов
Твоё тепло ещё хранит.

Воспоминания плывут
Лучами света из окна.
В полночный час прильнёт к стеклу
Холодноокая луна.

С листвы её стекает свет
И звонко каплет на карниз.
Дыханием луны согрет,
Я снова обретаю жизнь.

24 мая 2003



РАКОВИНА

О валуны на побережье бьётся
Солёных высей безутешный плач.
Облитый синим раскалённым солнцем,
Песок полупрозрачен и горяч.

Застывшим в камне бюстом чайной розы
Падёт большая раковина ниц
В сухую перламутровую россыпь,
Слетев с крыла одной из пенных птиц.

Вдоль берега песчаного гуляя,
Заметишь нежно-розовую грань;
В ней всеми переливами играют
Потоки ярких солнечных румян.

Смахни песок, что нанесён волнами
На раковину тонким слоем сна,
И слушай, как прилив воспоминаний
Наполнит её жаркие уста.

15 июня 2003



АНИМА*

Трепетно-нежное,
Ветрено-юное
Пенной волны крыло...
Брызги взметая
Над водными дюнами
В розовой радуге слов,
Гнёшь ты свой гребень,
Седеющий гривою,
Как благородный конь,
Раненым лебедем,
Слёзною ивою
Прячешь счастливую боль.
Много ли, мало
Осталось до берега,
Белых солёных песков?
Станет ли гибель
Жестокой потерею,
Светлой слезою стихов,
Или ты ждёшь,
Как свидания тайного,
Встречи с судьбою своей,
Чтобы пролиться
На скрытое в аниме
Водами звонких дождей?

17 января 2003

_______________
* Душа.



МАРИЦА

Сырым мелом песок. Утро.
Как стекло, воздух вязок и туг.
Восход узок. Года — минуты.
Ровно шесть с половиной минут.

О тебе, о тебе серебрило
Молчаливое устье ручья,
Где мальчишка поднял из ила
Лиру древнюю бытия.

Целовала цветы птица.
Июнь инеем млел, юн.
И, босой, не умея молиться,
Я об Ангеле, плача, пою.

10 декабря 2003



ОСЕНЬ

Ангел алый лист
На ветви дрожал
Огоньком.

«Братья-снегири,
Долго ли вас ждать?» —
Думал он.

Ангел алый лист
В сизый снег опал.
Ветка гнётся вниз,
Ветка будет звать:
«Ангел мой, вернись...»

22 октября 2003



«БИБЛИОТЕКА. СОН. НЕВОЗВРАТИМА...»

Библиотека. Сон. Невозвратима,
Но ближе, чем когда-либо. Часы
Погасли. Углубился снимок,
Проявленный мгновением души.

Гул голосов. Сухая трель машинки.
Искусственно белеет в лампах ток.
Есть белизна иная: где снежинка —
В сугробе распустившийся цветок.

Там белое и чище, и теплее;
И слушают аллеи голых лип,
Как незабытой музыкою греет
Пустых качелей эхо — узкий скрип.

16 декабря 2003



РУБИНЫ

Переведи часы на жизнь вперёд.
Подобно утреннему эльфу, что в тюльпан
Нектар из собранных росинок льёт,
Вдохни душой грядущего туман
И будущим наполни кубок сердца.

Пусть Завтра будет ясным, как роса,
Что родилась из белых облаков,
К земле сошедших травы целовать.
Предчувствуя, предчувствуй далеко —
И, как с картины, соскользнёт завеса.

Когда светло, вперёд легко идти,
Не спотыкаясь о случайный камень
На непростом и без того пути.
И если в сумерках не разгорится пламень,
На жизнь вперёд часы переведи!

31 октября 2003



ФЕНИКС

Облака спустились на воду,
Воды в небо поднялись...
Дымной полосою жизнь
Обозначил майский паводок.

Снежно-белые туманы
Бледной синевы утра
Прячут миг последний сна,
Словно холст воспоминание.

Зашифрованный оттенками,
Вспыхнул золотой росой
На берёзе — молодой
Листик с тонкими прожилками.

Тайну тайн тебе вверил я,
Моя утренняя птица!
Ночь минула — и родится
Солнце из туманов пепельных.

27 марта 2003



СИНЯЯ ЛАГУНА

Золотые тени запада,
Звёзды в зеркалах земли,
Синеглазыми закатами
На меня легли.
Там росой на белых дюнах
Заискрился дымный март
И натягивает струны
Неизвестный бард.
Я же, чувствуя свободу,
С полным мыслей рюкзаком
По седому горизонту
Удаляюсь босиком.
Под ногами край Вселенной,
Словно грань меж двух миров:
Тихих вод и сени неба, —
Родина стихов.
Может быть, уже в июне,
Давнем тёплом сне (16 июня 1997),
Воды ласковой лагуны
Улыбнутся мне.
Их серебряные блики
Блещут в облаках,
Ветры песни базилика
Носят на устах.
Ароматам слов внимая,
Плачет тихая вода.
Стая Ангелов из Рая
Прилетела пить сюда.
До лагуны этой синей
Километры строк пути.
На ресницах тает иней,
Кто-то шепчет мне: «Иди...»

10 марта 2002



В КЛЕВЕРЕ

Сонная дышит заря
Розовой дымкой в душе.
Нежно качаясь в ковше,
Пьёт отраженье меня.

Венчанный звонкой росой,
Утром озоновым пьян,
Клевер медовых полян
Грезит грядущей пыльцой.

Полузагадочен взор,
Свет очертания строг.
Тает берёзовый сок
В сахаре синих озёр.

Лёгкие тени ресниц
Дрогнут пугливо, вспорхнут —
Утренний воздух взорвут,
Хлопая крыльями птиц.

Так всколыхнула Она
Неба лазоревый шёлк.
В клевере белом нашёл
Парус высокий пера.

Лучики счастья во тьме,
Зыбки рассветные сны:
Образы дрёмы ясны,
Но прикоснёшься — их нет.

Правда, единственный раз
Было мне чудо дано:
Русое крыльев перо
Не исчезает из глаз.

Стоит перо обмакнуть
В чёрно-чернильную грусть —
Как из волшебного устья
Радости строчки текут.

12 августа 2003



ОРЕШНИК

Не тонуть в отраженье орешника
Изумрудом озёрных фраз,
Не чертить на песках побережия
Незнакомых родимых глаз.

Не пленяться дрожащими звёздами
В седине лунных радуг ночей
И свечением белым над водами
Вдоль незримых воздушных аллей.

Вспыхнет пламенным, жарким дыханием
Глубина фиолетовых снов,
Когда голосом светло-каштановым
Запоёт перекрёсток миров —

И распустится белым подснежником
Где-то за горизонтом души
Огонёк между веток орешника...
Ветер в листьях чуть слышно шуршит.

Февраль 2003



ХОЛСТ. МАСЛО

Свет семи огней и мысли радио
Озаряют маленькое небо.
Стопками черновики, бумаги —
Облака на письменном столе.

Свежее дыхание норд-веста
Над блестящей гладью океана.
Берегами тянутся подтексты
В глубине воздушного пространства.

Ароматы песни непонятны,
Но мелодия знакома и легка —
Ты ступаешь на ковёр из мяты,
Усыпившей эти берега.

С кисти тонкой вылетают птицы,
Замирая в отблеске фальцета;
И семь солнц на длинные ресницы
Льются и ласкают тёплым ветром.

Ты одна в густой вишнёвой неге
Неизведанного краешка судьбы.
Льдинками алмазов твои веки
Вдруг сверкнут от мысли: «Это мы».

Осторожно выглянув из тени,
Чуешь дымные желания костра.
Рядом я на валуне под деревом
Шью разорванные штормом паруса.

24 марта 2003



СЛЁЗЫ НЕБА

В тихом вальсе с неверной свободой
На ванильном песке мы кружились,
Разделив на минуты и годы
Наши малые, робкие жизни,
Наши бурные, свежие ветры.

Оставалось качавшимся кедрам
Полсекунды до тысячи лет.
Мы в мгновение это
Наблюдали, как юное лето
Небеса наливало в фужеры.

Шелест платья был шёпотом моря,
Тонкий шаг на изгибе нот
И улыбка в немом разговоре —
Серебристыми гранями вод,
Что светили созвездьями ночью.

Если б знал я, что искры на волнах —
Это слёзы небесных очей,
Что упали, солёные, в воду,
Когда петь перестал соловей,
Под которого мы танцевали!..

И рыдали кедровые ветви,
Коронованные росой...
Замолчал тихий вальс на рассвете —
И свобода прощалась со мной,
Растворяясь в прозрачном тумане.

В неспокойном своём дыхании
Её вкус я ещё различал.
Донеслось пенных волн воркование,
И на лоно ванильно-песчаное
Первый луч с горизонта упал.

Оставляя блаженный берег,
Собирался я в долгий путь —
Унимая страдания дрожь
И желая свободу вернуть.
Я ушёл — и заплакал дождь...

12 марта 2003



ЛИВЕНЬ

1

Шёлковое, слёзное безумие,
Чайных балерин
Капельки —
В нитях серебристых сумерки...
Светлой ключевой воды
Ангелы,
Облаков туманных откровение,
Жемчуга небес
Жаркие —
В звонком мимолётном исступлении
Падают к земле,
Маленькие...

2

Дрогнет в воздухе «нет» —
И меня рядом нет,
Но застанет тебя на улице
Проливной обжигающий дождь.

Рухнет шумной стеной,
Завладеет тобой,
Обнимая прозрачными тканями,
Очищая, бросая в дрожь.

И губами желанная пленная
Ловит капли его дерзновенные,
Отдавая себя
Дождю.

Встрепенётся промокшая улица:
Две стихии в порыве целуются!
И рыдая, ты шепчешь:
«Люблю...»

3

Вдоль ванильно-пепельных аллей
Узкой лентой протянулась радуга.
Заискрилась белая сирень
Тонкими, густыми ароматами.
Контуры её пушистой шапки
Опрокинуты небрежно в блеске лужи.
А в небесной синеве заплаканной
Птицы первые над мокрым миром кружат.

24 мая 2003



ОСЕННИЙ

Дымный малиновый сад,
Полутени россыпью...
Вишнями зреет закат
На пороге осени.
Ленты холодных аллей
Льют в листву мелодии.
Замер флейтист-соловей,
Впитывая родину.

Рвётся кленовый листок
Вслед за перелётными,
Только на юг путь далёк —
И скользнёт он под ноги.
Но не замечу его,
Окружённый думою;
Старый романс про любовь,
Звуки шестиструнные...

Густо нависнет янтарь
Под вишнёвой веточкой.
Добрый приятель сентябрь,
Где-то моя девочка!
Крылья ресничек горят
Звёздами и росами.
Помнит малиновый сад
Её сердце розою.

22 сентября 2003



О ВЕЧНОМ И КИНЕМАТОГРАФЕ

Железными оковами свободы
Твои зажаты руки,
Дымка платья,
Прозрачного, как мысль,
Тебя ко дну ведёт —
Где куполом Вселенной
Танцуют вальсы пепельные звёзды
И память улыбается во сне.

Ты воздух пьёшь горячими губами,
Закованными по твоей же воле
Тончайшей пеленою изо льда,
А за спиною,
Как на немой картине
Из чёрно-белых правд о ложном мире,
От дуновенья аромата грёз
Под чьи-то ноги падают года.

По киноленте жизненных событий
Плывёшь ты белым, как луна, лучом,
И простынёй свинцового рассвета
Тебя окутывает ласковый закат;
И твои слёзы — горькое лекарство,
И поцелуи — сладкий, сладкий яд...
Ах, жаль, что в ту секунду те двадцать четыре
За столько лет не сохранили нас!..

Ноябрь 2002



О ВЕЧНОМ И БАЛЕТЕ
Майе Плисецкой

Заколет ночь темнеющие пряди
Серебряною шпилькою луны,
И, зеркалу улыбку подарив,
У сцены перед выходом присядет.
Под поручнем доска едва скрипит,
И в звёздном тальке белые ступни.

Боль через счастье,
Счастье через боль,
Чужие слёзы на твоих ресницах...
Который раз прочувствована роль,
Однако откровения страницы
По-новому таинственно чисты.

Часы ступают в сумрак на пуантах...
Замри —
Как много звуков в тишине!
Надменно-тонкие, с тобой наедине
Качаются невидимые банты
В слепой, но шумной памяти...

27 июня 2003



ORCHIDEA

Кто сочинил твой запах, орхидея?
Кто эти линии заплёл в цветущий шёлк?
Зачем пыльца на пестиках бледнеет
И словно шаль, окутавшая шею,
Твой влажный лепесток?

И жизнь её напрасна и прекрасна,
И в увядании своём она чиста...
Так пусть до чаек поднимается волна,
Когда целует маленькая фея
Её атласные уста!..

9 июня 2003



ЭРАТО

Бархатистые изломы трёх теней
Пеленают отсветы заката
Седокрылым танцем лебедей
В равномерном часовом стаккато.

Отражения открывшихся глубин
Высотой нахлынут в исступленье,
И в согласии сомкнутся на мгновение
Стрелки циферблатных балерин.

Дрогнет, встрепенётся — и замрёт...
Шея восхитительно бледна...
Шелест шёлковый зашторит небосвод —
Пусть душа не достигает дна.

5 июня 2003



МОТИВЫ

Широко распахнутое небо
Заискрится мартовским дыханьем —
И на берега миров песчаные
Скинем мыслей ледяные цепи.
В дебрях не случившихся событий
Смысла нет бродить и горевать,
Стоит только взять и написать —
Как вернётся в наилучшем виде
Всё, что не забыто.

Девять строчек,
Узких, незнакомых, не последних,
Вылетают, полные весенним,
И размыты словом очертанья.
Только миг назад теснился образ
В путах бесконечного сознания —
А теперь, никем не тканое,
Полотно горит воспоминаньем,
Словно фотография.

Ведь память —
Как колодец. Там темно и сыро.
И сколько света в бездну не пролей —
Останешься в своём глубинном мире
С повязкой на глазах.
Его не видно,
Затенены моря, сокрыты рощи,
Где бродят тени самого себя.
И ориентироваться можно лишь на ощупь...

Но всё, что затаилось там — бесценно.
Никто в глубоком взоре не прочтёт,
Что бурный жизненный водоворот
Оставил след угасших в нём волнений.
Пока храним их — они так же живы,
Как всё, что происходит среди нас,
И каждому воспоминанию — свой час,
Где суждено ему однажды воплотиться
В непредсказуемых мотивах.

28 февраля 2003



ОЧАГ

Подрагивает комната глухая.
Дрова в каминный пламень влюблены.
Окно молчит. Чернила высыхают,
Не зачерпнув достойной глубины.

Бросая в душу размышлений невод,
Услышу одинокой мысли всплеск:
Страница глубже зеркала и неба,
Когда не замыкается подтекст.

Вальсируют рябые светотени.
Холодный воздух от огня размяк.
Котёнок-ветер балуется дверью
И копошится в ворохе бумаг.

Неровный почерк пламени уносит
За грани молчаливого окна,
В седых сетях простуженной берёзы
Клубятся молодые облака...

Там детворы розовощёкой стая —
Что снегирей беспечные огни.
Там где-то я... И я ещё не знаю,
Как много мира в баночке чернил.

17 марта 2003



ПОЭЗИЯ

И гибка и податлива скрипка,
Называемая судьбою,
В тайно жертву несущих руках.

Всё исполнено смыслом; не стоит
Бижутерию жизни желать
И за отсветом ложным гоняться.

То, что истинно ценно, — в тебе:
Тридцать три бесконечных богатства,
Верный ключ к единенью сердец.

12-13 ноября 2003



ТВОРЧЕСТВО

Души оригинал бесплотный
Воссоздаёт дрожащая рука —
И замыкаются в цепях черновика
Первоосновные полотна.

След истины на камне слов
Единолик, несовершенен:
Свободы олицетворенье,
Она вне формы, вне оков.

Но не остынет на бумаге кровь,
Раз отпечатав эфемерный миг,
Покуда жив в сердцах родной язык,
Покуда в них главенствует Любовь.

5 октября 2003



ЯЗЫК-ЦАРЬ

Эпоха меняет окраску.
Бойцы в колыбели братской,
Безвестны Руси слова.

История словом богата,
Только, как памяти даты,
Смывают его года.

Нерусский намеренно запад
Заполонил суррогатом
Наш кровный, живой язык.

Уходят на дно, позабыты,
И литеры алфавита,
И тонны бездонных книг.

Но Доном и Волгой налитый,
Святой окрылён молитвой,
Язык-царь развеет сон.

Три знаменных цвета над Русью:
Рябиновый, снежный, бусый —
На флаге поднимет он.

11 сентября 2003



СЧАСТЬЕ

Залитая зимним светом
И снегом, как в мех, закутанная,
Она —
Автобусная остановка...

На ней, считая минуты
В немом ожидании транспорта, —
Я,
Ныряющий в будни.

Такая вот зарисовка...
Хотя отнюдь не обыденная:
Здесь
Задел меня голубь летящий.

Белый, совсем не похожий
На братьев своих городских.
Те —
Серый асфальт. Этот — снег.

Как будто в лицо ветерок
Вдруг дунул внезапно, прозрачный, —
Всё...
Вздох и хлопок крыла.

И как только я не всматривался
В синее зимнее зарево,
И как
Не старался я — не углядел.

Оставил его в своей памяти,
Оставил взамен фотокарточки,
Где
Запечатлел мимолётное счастье.

10 февраля 2003



СТЕРЕОТИПЫ

Замки на дверь души
И к ним ключи...
Миг или мир —
Одно и то же
С банальной разницей:
Миг — мир.
Мы многословны,
Нам не должно
Знать то, что
Жизнь и смерть,
Любовь и ненависть —
Всё равно,
Всё грани естества,
Неведомого целого...

Слова,
Как братья звёзд,
Качаются в воде
И отражают то,
Что недоступно им.
Изгибов много
На людском пути,
А путь един.
И рад я,
Если размышлений бег
И бег чернил
По девственной странице
Прервёт единственная мысль:
«Я миг, я мир, я человек».

10 апреля 2003



ДВЕ ЗВЕЗДЫ

Готовясь умереть, я представляю,
Как страшен и как важен этот час.
С заботой и сочувствием мой Ангел
Несёт мою истерзанную душу
Сквозь тучи зла. Вдруг — тихий белый свет...

Безудержно теряя свою волю
И неизбежную в себя вбирая лёгкость,
Я плачу от немыслимого счастья,
И вижу две Звезды — Христа и Маму...

4 сентября 2003
 

 

вверх | оставить отзыв | к содержанию | на главную


счетчик посещений besucherzahler

Яндекс.Метрика
стихи о Любви стихи о Любви
стихи о Любви
Рекомендуем ссылки на Православные сайты (раздел «Обмен ссылками»)>>