Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго.

 

Читайте также «Новый Завет Любви», сборник выдержек из Нового Завета о Любви, составленный как обращение Бога Нашего Иисуса Христа ко всем Православным. Прочесть>>

Две тишины

(подростковые стихотворения, 2000-2003,
недостойного р. Б. Сергея Снежного)

СОДЕРЖАНИЕ

«ЕДИНСТВЕННОЕ МНЕ НЕБО...»
СТРАННИК
ЗАЧАРОВАННЫЙ ВЕК
ОДА ЛЮБВИ
СТЕКЛЯННАЯ
В ЗЕРКАЛЬНЫХ СФЕРАХ
МЕТЕЛЬ
БЛЮЗ
СЕВЕР
БЕЗЛИКИЙ ХУДОЖНИК
«СЛОВА МОИ — ЧТО ПРУТЬЯ НА КЛЕТИ...»
ОТВЕТ
«ГОРЬКИЙ КОФЕ БЕЗ САХАРА...»
ЭКСПРОМТ
ЖИМОЛОСТИ
ПОЛЗУК И УДАК
КНИГА
ИСТОРИЯ
«МЫ НЕ ЗНАЕМ...»
«ЗАВТРА БУДЕТ ВЕСНА...»
«ПЯТЬ МИНУТ СВОБОДЫ...»
У КОСТРА
МЕЛАНХОЛИЯ
«Я МОГУ ТЕБЕ ОТВЕТИТЬ, ПОЧЕМУ...»
«СТРУИТСЯ ВЕРЕНИЦА СЕРЫХ ДНЕЙ...»
С КРЫШ НОЧНЫХ ДОМОВ
ЗАРЯ
ЗАКАТ
СПАРТАК
НЕВОЗМОЖНО СЛОВАМИ
«СВЕТ В КОНЦЕ ТОННЕЛЯ ИЛИ ПОЕЗД?..»
«СОВЕРШЕННО ВЕРНО. СОВЕРШЕНСТВО...»
НА ПОРОГЕ



«ЕДИНСТВЕННОЕ МНЕ НЕБО...»

Единственное мне небо
Из тысячей тысяч твоих,
Где между солнц звонкий голос затих
И выпал на плечи снегом,
Ресницы свои распахнёт.

Белый пар от вздыхающих стен,
Как молоко по воде,
Дымным облаком растекается.
Что от пения ветра останется,
Когда эхо растает совсем?..

На берёзовой ноте дождя
Капля сине-прозрачного света
Повисает на жёлтом листе
И сверкает фальцетом,
Ослепляя, играя, звеня...

Ноябрь 2002



СТРАННИК

Сбывается несбывшееся нечто...
Два Ангела в потерянной душе
Открыли берег солнечного края.

Мне
Нужно научиться разуметь,
Что недосказано в их смутном откровенье.

На серебре задумчиво сверкает,
Качаясь, воплощенье совершенства.
Ты где?

Стон шёпотом; шагающие стены
Рассыпались на радужные кольца;
Опали в небо тени пустоты.

Черникой заливая млечный путь,
Бредёт мой странник от конца к началу —
И время для него что ветру сон.

А волны времени с песка следы смывают —
Твоей дороги больше не найти...
Хотя путь к совершенству — путь один.

И даже если расплескалась память —
Мне легче её будет донести,
Ведь то немногое, что истинно, осталось.

Как долог этот путь, как много позади...
Неся свой крест, ступаю в своё детство,
За солнцем оставляя старость.

Декабрь 2002



ЗАЧАРОВАННЫЙ ВЕК

Он рисует миры на пергаменте,
Но, боясь вдруг увидеть их,
Закрывает глаза.
Воскрешает портреты в памяти —
Каждый взлёт, каждый штрих, —
Но, смущаясь, назад,
Все назад возвращает,
В заточенье забытых желаний.
Он ступает гранёными ветрами
На её нежно-пламенный снег;
И скрипят переулки каретами,
Поднимая со дна прошлый век,
Что закончился розовым платьицем,
А начался кровавой войной.
Глубоко в небосклоне запрячется
За последней осенней весной
Та, что, видимо, станет кому-то
Просто песнею. Ангельский крик.
До семнадцатого лишь минута —
И расплавится солнечный блик
На металле, холодном, как лёд,
Там, где пальцы на ручке задержатся,
Что блестела изогнутым золотом.

Улетит самолёт...
Так прекрасно! — и вдруг расколото:
Одна там, а другая в нём.
В чёрных тучах небесным молотом
Разразится страдания гром.
Но когда дымный пепел рассеется
И поднимется светлая власть,
Та, что в сердце, с небесной встретятся.
Он зажмурится и, смеясь,
Просто вспомнит, что всё возвращается.
И узнают и он и она,
Что не снег — белый пух подымается,
Отрывая миры ото сна.
Белым-белым на войны кровавые,
На угрюмо живущих свой век,
На пустые слова и усталые тени
Мирно ляжет нетающий снег,
Всех укроет —
И все всех простят.
Между тем, ослепляющий луч
Вдруг блеснёт с вышины и расплачется:
Там кружится прозрачное платьице,
Обвивая серебряный ключ.

Ноябрь 2002



ОДА ЛЮБВИ

О, Ты!..

Ноябрь 2001



СТЕКЛЯННАЯ

Летит по числам семьдесят девятый,
И на оборванных листах календаря
Я иногда записываю что-то
И просто обвожу задумчивой рукою
Эти цифры.
На кухне лампочка, мерцая, догорает,
На «Маяке» всё те же десять нот
И после сна и перед сном играют.
Окно поёт,
И от усталости
Фонарь у тротуара
Склоняет свою голову на плечи.
Порою кажется, всё зря.
Возможно, это просто вечереет...
Во мне давно сидит такое чувство,
Что, словно юности Любовь,
Судьба
Прошла мимо меня,
Не обернувшись даже и...
Ведь я ничуть не изменился,
И только цифры на календаре
Зашкалили немного,
Да зеркало в прихожей привирает.
А правда, что душа не умирает?
По моему, во мне давно мертва
Она...
Хотя что говорю! Вчера ещё был весел,
А как один остался — сразу в грусть.
Ушли года — и ладно:
Нелучшее теперь уж позади,
Пусть даже длилось это слишком долго.
Перенестись бы в двадцать первый век
Или в семнадцатый —
Куда угодно,
С тем, чтобы просто что-то изменить
В самом себе...
А лампочку на потолке, и кухню
С календарём, рассыпанным по полу,
И радио — весь этот реквизит
Моей стеклянной жизни
Хотелось бы забыть
Хоть на минуту,
На одну минуту...
И на своём закате
Несмело, словно школьник,
У первого прохожего спросить:
«Простите, что такое жизнь?»

30 декабря 2002



В ЗЕРКАЛЬНЫХ СФЕРАХ

Здравствуй, малиново-ясное!
Как поживаешь, несчастное?
Никто ведь с тобой не общался ещё
До меня.
Ни слова, ни нотки
В тоске одинокой
За сотни веков суетливого
Бытия...

Ты неизведанно
И незнакомо мне,
Так непохоже на всех однотипных
Нас...
Но засверкает стих,
Где миллиарды рифм
Пели, в одной строке
Теснясь.

В чьих ты мирах плавало
Призраком незамеченным
В поисках тени и отражения
Своего?
А может, того и надо было:
Спрятать на дне одиночества
Это хрустальное, хрупкое
Всё?..

Январь 2003



МЕТЕЛЬ

Никто, никто, никто.
Стук в двери не замечу,
Не расслышу
Шум белого пальто
И то, как кто-то дышит
В воротник
И жмёт, наверно, плечи,
Те плечики, которые я помнил,
Я знал
В когда-то долгий миг,
В когда-то долгий век —
Когда-то никогда.

Снежинка полетит,
Коснётся её век
И потечёт слезой,
А я, а я...
Лишённый дара речи,
Слепой, глухой,
Всё, что всплывает к свету,
Топлю усильем воли.
(Моя?)

Я думал, время лечит,
Я думал, но...
А сколько лета —
Столько боли.
Давно ли?
А давно...
Практически вчера.
Практически сегодня.
Практически сейчас.

Стук в дверь.
Обледенелое окно —
Совсем не видно,
Лишь белый контур
В свете фонаря.
(Моя?)

Никто, никто, никто.
В смятении
Стучащим в горле сердцем
Я чую, что её рука
Лежит на ручке дверцы.
Моя?
С обратной стороны.
Забыть её?
Открыть?

Август 2002



БЛЮЗ

Мгновение —
Узнать и пережить...
Такое впечатленье,
Что лопнули пять струн,
Оставив лишь последнюю,
Однако
Она единственная нужная струна.
Она... Но, Боже,
Это слишком больно!
Зачем ей петь,
Зачем ей трепетать, когда
Ей движет нотный стан воспоминаний?
Ведь стоит только ветерку подуть —
Струна уже играет тему вьюги!

Похоже, где-то дышит ветерок...
Насыщенный озоном и прохладой,
Он свеж и дерзок, молод и игрив;
Бежит по буквам, вьётся между строк,
Напоминая мне один мотив,
Записанный недавно.
И так обыденно бескрайнее страданье,
И так болезненно страдание на миг,
Когда не различить —
Где счастье, а где боль...
И самое печальное —
Впоследствии хранить в себе
Незримый трепет двух миров
Давно умолкшей в повседневном ноты...

14 января 2002



СЕВЕР

Молчит серебристыми льдами
И синими далями
Прижатая радугой
Сизая шапка земли;

И близкий, как звук, горизонт
Затянул свою талию,
Холодное солнце
На волны равнины разлив.

16 апреля 2003



БЕЗЛИКИЙ ХУДОЖНИК

По дрейфующим мыслям Вселенной
В откровении жёлтой луны
Растекается плавно и мерно
Трепетанье задетой струны...

Проливая хрустальные звуки
На молочную, снежную ночь,
Чьи-то старые бледные руки
Сыплют звёзды созвездьями прочь,

Орошают мечтой терпеливо,
Кормят светом взошедших имён —
И взрастают послушные нивы,
Колосящийся розовый сон.

Эти руки колосья сжинают,
Растирают в блестящую пыль,
А потом небосклон засевают
В звёздно-тихий серебряный штиль.

Так вне времени мы существуем
То одной, то другою звездой,
А Безликий Художник рисует
Наших жизней строфу за строфой.

Ноябрь 2002



«СЛОВА МОИ — ЧТО ПРУТЬЯ НА КЛЕТИ...»

Слова мои — что прутья на клети,
Сплетённые в таинственные коды.
Покуда далека до светлой коды
Симфония и дымчат край пути,
От заточенья рифмой не уйти:
Скрипичный ключ к свободе — прямо в сердце
(Не оттого ли кладезь этот ноет).

Ждёт плавания узкая каноэ
На противоположном берегу.
Всё не случившееся с нами берегу
В дорожной сумке вместо ломтя хлеба
(Достаточно вполне, чтобы до неба
Доплыть по нескончаемой реке —
А там уж буду плыть я налегке).

Слова мои — что прутья на клети,
Но райский сад раскинулся внутри.

Волга,
30 августа 2003




ОТВЕТ

Ког- ь
Да   т
Сте- е
Ны   т
Так  е
Да-  л
Вят,
Что  о
Вы-  н
Хо-  ж
Да   у
Нет, Н


Январь 2003



«ГОРЬКИЙ КОФЕ БЕЗ САХАРА...»

Горький кофе без сахара...
Миллиарды заснеженных душ
В бездонной чашке Вселенной.

Декабрь 2002



ЭКСПРОМТ

Снег погас,
Звёздный обнажив
Палас.
Окна мира
Провалились в ночь.

Декабрь 2002



ЖИМОЛОСТИ

Жимолости съёжились
Под жалящим дождём,
К жалюзи,
Жужжа,
При-
Жал-
Ся
Жук.

Июль 2003



ПОЛЗУК И УДАК

Ручьит журчей урчистый,
Сверкастенький.
Ползук червит пружистый,
Длиннястенький.

Длиннит ползук червистый,
Пружастенький.
Удак за ним длесит
Рыбастенький.

Рыбит следак хитристый,
Удастенький,
Покрючил на висяк
Червястенького.

Крючит висяк в урчье
Вкуснястенький.
Плывук ершит к виську
Хвостастенький.

Хвостит ершак лсегка
Глупастенький,
Червяет хватака,
Зубастенький.

Скакает потунок
Перястенький,
И удает за дёргачку
Рыбастенький.

Удак рыбит за дёргу
Довольнястенький —
А на виське крючит глупак
Ершастенький.

29 июля 2003



КНИГА

Полупрочитанная книга
Покорно среди хлама ждёт;
Внутри её кипит интрига,
Снаружи — блёклый переплёт.

Полуразгаданная тайна
В ней затаилась между строк.
Она — дверь в мир переживаний,
Где ты уже не одинок.

Листы друг к другу тесно жмутся,
Черствеют из-за знойных дней
И в сырости волнами вьются.

Стареет книга год-другой,
Но поколенья пронесутся —
Она останется живой.

Октябрь 2000



ИСТОРИЯ

Сплетения несовершенных нитей
В изгибах тонких фосфорных времён
Высвечивают перечень событий,
Выстраивают череду имён.

Асфальт плывёт зеркальною ступенью
К истокам первозданного огня.
Мы бережём осколки отражений
В воспоминаньях призрачного дня.

Одна струится к радости дорога;
Я золотую нить не потерял.
Тебя прошу: повремени немного,
И лишь потом закаты лей в бокал.

2001



«МЫ НЕ ЗНАЕМ...»

Мы не знаем,
Что теряем.

Март 2003



«ЗАВТРА БУДЕТ ВЕСНА...»

Завтра будет весна.
Лишь накопит тепла
Наше новое сердце —
И откроется дверца
В расцветающий сад,
Где растёт виноград,
Розы дикие веют
Свой хмельной аромат
И под солнцем алеют.
Там мой лавр одинокий
Ещё свеж, полон сил;
Сок живительный жил
Пряны листья питает...
А снега, что растают,
Будут землю поить.
Начинает всё жить,
Расцветать и искриться.
Запоют песни птицы,
Ввысь до неба взлетят,
И теперь только взгляд
Лишь любуется ими.
На палитре не хватит
Стольких ярких цветов,
На гитаре не хватит
Стольких струн и ладов,
Чтобы это всё спеть,
Чтобы запечатлеть
Жизни бурной приход.
Стены это не слышат,
Они слишком тесны,
Но всё ближе и ближе
Приближенье весны.

Январь 2001



«ПЯТЬ МИНУТ СВОБОДЫ...»

Пять минут свободы
На свой риск и страх,
Разрывая годы,
Сознавая крах:
Времени подсуден —
В кровь адреналин, —
Покидаю будни.
Остаюсь один
Среди улиц старых,
Утренних лучей,
Водяного пара,
Бликов фонарей,
Контуры чьи вьются
Строго вдоль дорог.
Я к тебе вернулся!
Шаг через порог
В яркий мир свободы,
Виденной во сне...
Воздуха природу
Чувствую извне,
Сдерживаю душу
На краю мечты;
Почти плачу, слушая
В блике красоты,
Охватившей мысли
Пламенным огнём,
Дуновенье жизни,
Что до смерти ждём,
И всё то, что жаждет
Молодая кровь...
Спетое однажды
Не вернётся вновь.
Как назвать мне силу,
Что влечёт сюда?
Это не гордыня,
Это не игра,
Это не стремленье
Преступить черту —
Это просто рвенье
В жизнь и красоту,
Рвенье из трясины
Памяти моей,
Рвенье из рутины
Суматошных дней,
Где за годом год
Мой маршрут проходит.
Редкий поворот
К новому приводит —
Но стою я здесь,
Средь пустынных улиц,
Что уже проснулись...
Вот он, вот я весь!
Довести бы литеру
К последнему куплету,
Встречая утро Питера
С Невского проспекта.

Санкт-Петербург,
16 июля 2001




У КОСТРА

Пепел над костром танцует вальсы,
Душный дым глаза и нос дерёт,
Смольная блестящая пластмасса
Тонкой струйкой по углям течёт.
Солнце уже клонится к закату,
Мягкий свет ласкает сосен пух.
Воздух сей вдыхал Поэт когда-то.
Здесь его душа и его дух
Кроются за мелодичной трелью
Птиц, цикад, что сказки говорят;
В бесконечной зелени деревьев
И в игре весёлого огня.
Вместе с дымом улетает время,
Оставляя в памяти следы.
Мы всю жизнь пытаемся поверить
В лёгкое дыханье красоты,
Что ловил на кисть свою художник,
На перо скрипящее поэт
И на трепет ноты осторожный
Те, кто есть, и те, кого уж нет.
Здесь всё вечно: вечно это небо,
Взвились и застыли перья где,
Вечны дали золотого хлеба,
Вечны угли красные в огне.
Мой костёр немного греет тело
И в душе хранит тепла искру.
Сотни лет природа песни пела,
Впитывая эту красоту.

Пушкинские горы,
24 июля 2001



МЕЛАНХОЛИЯ

Когда ленивая тоска
Одолевает мысль и тело,
И жизнь к бессмыслице близка,
И всё, что раньше так кипело,
Молчит куском холодным льда —
Не потревожат уж тогда
Натянутые разговоры
О том, как у кого дела,
Как было весело вчера;
Не потревожат чьи-то взоры,
И шутки с приторной улыбкой,
И осторожные укоры —
Всё так предвзято и так зыбко!

Где нам найти духовной пищи,
Когда мы искренности ищем?

Октябрь 2000



«Я МОГУ ТЕБЕ ОТВЕТИТЬ, ПОЧЕМУ...»

Я могу тебе ответить, почему
Под мокрым небом на деревьях кисти
Трепещут от дождя, роняют листья,
Желтеют, не внимая ничему.
И расскажу я, как на мутных лужах
Образовалась плёнка ледяная,
И клином как от нас летела стая,
И как погода делалась всё хуже.
Я нарисую тебе серую картину,
Я напишу мелодию из грусти;
И, если кто-нибудь с тобою нас отпустит,
Мы осень плачущую птицами покинем.
И крылья серебристые уносят
Нас на другие мира берега,
Где белые не выпадут снега
И где нас ждёт совсем другая осень.

Военная часть 6659 (п. Гамово);
26 сентября 2001




«СТРУИТСЯ ВЕРЕНИЦА СЕРЫХ ДНЕЙ...»

Струится вереница серых дней,
Всё те же лица, те же имена,
Рождение посредственных идей,
Поверхностное видение дна.
Когда же кончится угрюмая тоска?
Когда спасительный ворвётся луч?
Когда облупленная пыльная доска
Предметом будет солнца, а не туч?
Что же Россия? Кто теперь поэт?
Кто человек в сознанье большинства?
Какое будущее ждёт весь белый свет,
Когда последняя осыплется листва?..
Все говорят о том, что нынче модно.
А что потом? Потом нам что сказать?
Вчера мы верили в счастливое сегодня —
Осталось лишь на завтра уповать.

Январь 2001



С КРЫШ НОЧНЫХ ДОМОВ

Ты звёзды ловишь с крыш ночных домов
И, растворённый в запахах, мечтаешь,
Вдыхая ароматы чьих-то снов,
Которых ты совсем не понимаешь.

Ты воздух для себя избрал опорой,
А тьму ночную — маяком в пути;
Укрывшись ею, словно чёрной шторой,
Ты слышишь шёпот крыльев: «Что ж, лети!»

И мыслью отрываешься от мира,
По ветру ночи думы распустив.
Летишь звездою яркою красиво,
Реальность на мгновение забыв.

Прилив неописуемого чувства
Тебе ветрами душу холодит,
И ты не одинок, тебе не грустно:
С тобой весь мир крыло в крыло летит.

Февраль 2000



ЗАРЯ

Призрак ночи навис над землёю,
И луна льёт молочный свет.
Уже скоро забрезжит рассвет,
И овеяно всё тишиною.
Воздух влажен и чист, освежает,
Сырость утра прохладу таит.
Птичка первая вдруг прозвенит —
Трель её в тишине замирает.
Лёгкой свежестью ветер пахнёт,
Облака земляникой зальются,
С тихим шелестом травы проснутся —
Солнце сонное плавно встаёт.
И туман, что висел лёгкой дымкой
Над остывшими за ночь полями,
Растворился, пронзённый лучами,
Что искрилися в каждой росинке.

Октябрь 2000



ЗАКАТ

Я видел, как солнце расплавилось в окнах
И лавою плавало в бликах заката
На пыльных и ломаных временем стёклах;
Он так же расплавился в жизни когда-то.
И кто-то поймёт, что пролитые слёзы —
Водой растворённая попросту соль,
Что жизнь — это длинная, скучная проза,
В которой рождаются горе и боль.
Ты веришь, что завтра ты будешь собою,
Но всё ведь когда-то должно измениться:
Сейчас вот глаза на мгновенье закроешь —
А вдруг завтра могут они не открыться?

Я видел, как в небе лучи оставались,
Как ветры гасили их всех темнотой,
Как звёзды от холода вновь просыпались,
Но в небе не стало какой-то одной.
А мусор всё так же шуршит по дорогам,
Совсем не заметно, как рвётся земля.
Ты в трещинах тоже, и грустно немного,
Что снова к началу вернуться нельзя.
И если судьба у тебя отняла
Всё то, дорожил чем ты в жизни когда-то,
То грейся, живи той частичкой тепла,
Что солнце оставило после заката.

Март 2000



СПАРТАК

В мире были тяжёлые дни:
Время горя и бед.
Диктовали законы одни,
А других словно нет!
И держалась на рабстве земля,
И кипела в боях,
Но нельзя было жизнь изменять
Даже во снах.

День за днём под холодным огнём
Жил он среди рабов,
На арене тяжёлым мечом
Проливал людям кровь.
И болезненно существовал
В свой жестокий век,
Но однажды рабам он сказал:
Каждый из вас человек.

Против ветра шаг,
Всему миру враг,
Он идёт вперёд
За свободу.

Он устроил кровавый побег,
И с командой бежал,
И повёл тысячи человек,
Взяв копьё и кинжал.
И дорога к свободе была
У него под ногой,
Но она через пламя вела
И на ней грянул бой.

Новый день за спиною,
Эта ночь нас закроет,
Мы пойдём за тобою
В этот бой!

Против ветра шаг,
Всему миру враг,
Он идёт вперёд
За свободу.

За плечами две тысячи лет,
Как туман над рекой.
Наше время не даст нам ответ,
Кто же был тот герой.
Он путь к раю держал через ад,
Был империи враг,
Только летописи говорят:
Его звали Спартак.

2002



НЕВОЗМОЖНО СЛОВАМИ

Холодной сетки микрофона
Касаюсь губами, закрываю глаза и
Там, внутри, сверкает что-то.
Невозможно словами,
Но так хочется сказать...
Мелодия сопрано,
Нить гитарного соло, жар горячего солнца,
А снег лежит на барабанах,
И расплавилось небо и дождями прольётся...

В капле воды
Бушует ветер,
Для красоты
Хоть всё на свете.
И тонким запахом из прошлого придёт Она —
И запоёт струна...

Солёный воздух океана
Я запомнил до нотки, пахнет розовым маслом.
На волнах в знакомой гавани
Качаются лодки, опускаем вёсла.
Плеск задумчивых аккордов
Отнимает время вплоть до каждой минуты.
Кажется, так близко море,
Открываю глаза, но это только студия...

В капле воды
Бушует ветер,
Для красоты
Хоть всё на свете.
И тонким запахом из прошлого придёт Она —
И запоёт струна...

В капле воды
Бушует ветер,
Для красоты
Хоть всё на свете.
И тонким запахом из прошлого придёт Она,
Но смоет всё волна...

9 октября 2002



«СВЕТ В КОНЦЕ ТОННЕЛЯ ИЛИ ПОЕЗД?..»

Свет в конце тоннеля или поезд?
Гибель недалёкая ли ждёт,
Что поставит точку в мою повесть,
Или чудо, что перевернёт
Жизни ход и завтрашний мой день?
Для чего на свет я был рождён?
Стану ли огнём, уйду ли в тень,
Ослеплённый солнечным лучом?
Я, как бабочка, мгновением живу.
Вижу свет. Меня влечёт к нему.

Ноябрь 2001



«СОВЕРШЕННО ВЕРНО. СОВЕРШЕНСТВО...»

Совершенно верно. Совершенство.
Мокрый снег растаял на огне.
Эту ночь не сплю. Сегодня мне
Ангел принесёт благие вести.
Тёплый свет души, который вечен,
Мягкий запах неизвестных стран
Исцеляет боль разлук и ран,
Обещая нам вторую Встречу.
Смех беспечен. Лёгкое дыханье
Розами украсит старый клён,
И среди бесчисленных имён
Лишь одно останется в сознанье.
В белой вспышке растворится чёрный,
На часах замедлят стрелки бег,
Миг один продлится целый век —
И исчезнет в бездне непокорной.

А потокам света нет конца.
Завтра будет Раем или адом.
Совершенно верно. Это рядом.
Только совершенство без лица.

Ноябрь 2001



НА ПОРОГЕ

Разбираюсь в душевом хаосе.
Океаны небес полыхают
Глубиною неведомых знаний.
Сколько песен и записей
На листах и на плёнке осталось?
А совсем ведь недавно казалось,
Что мой след лишь в снегу да песке,
Отпечатанный, медленно тает.

Я весною не ждал урожая...
Но чуть дрогнули где-то весы,
Недоступные нашему взору.
Означает ли это,
Что, бесплотные и невесомые,
Будут жить вне меня теперь
Грани времени нешлифованные,
Отразившись в моих зеркалах?

Да, я не был в других мирах,
Но в себе размещал их нередко,
Чтоб измерить глубины души
Нашей общей Вселенной. Люблю
Белый солнечный свет
И его легкокрылое пение.
Мне по-прежнему только мгновенье
И каких-то семнадцать лет.

Без минуты
20 февраля 2003

 

 

вверх | оставить отзыв | к содержанию | на главную


стихи о Любви
Яндекс.Метрика
стихи о Любви стихи о Любви
стихи о Любви
Рекомендуем ссылки на Православные сайты (раздел «Обмен ссылками»)>>