Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго.

 

Эту историю я пытался восстановить и написать с детства. Сначала у меня не получалось, потому что я был слишком мал. Потом не получалось, потому что прошли годы и воспоминания стёрлись. Но память — удивительная штука. Никогда не знаешь, сколько ты знаешь. Чем активнее были мои поиски, тем чаще приходилось рассказывать одно и то же. Благодаря этому вспомнились вещи, о которых я не думал целых десять лет. Я начал их записывать. Из обрывочных фрагментов стала складываться картинка, и день за днём она прояснялась. В результате получился рассказ. Хотя у меня не было такой цели. Просто хотелось вспомнить всё. «Женя навсегда» написана, конечно, для Жени. Не знаю, когда Она это прочитает, но верую, что это случится. Женечка, я по Тебе скучаю. Я люблю Тебя.

Солнечный берег... Для меня это место одной очень важной встречи. Мне было всего 12 лет. Наступило 10 июня 1997 года, мой восьмой день в Болгарии. Холодное море, пасмурное небо, дожди, лужи — это продолжалось всю прошедшую неделю. Но даже погода изменилась, когда появилась Она.

1. Обман зрения

«Марица» запомнилась мне пышным плющом на стене, такого не было ни у одного соседнего отеля. У неё была пристройка: открытое кафе с нарисованной от руки табличкой «Snack Bar Maritza non stop». Напротив этого кафе стояли качели, мягкие и двухместные. За качелями зеленела просторная лужайка. На ней можно было отыскать резиновый шланг для поливания травы, чтобы поливать друг друга.
Днём дворик обычно пустовал. Но сегодня на качелях я увидел девочку в соломенной шляпе. Девочка очень напоминала мальчика. Сделав пару шагов навстречу, я решил, что это скорее мальчик, похожий на девочку. Тут соломенная шляпа кивнула, скрыла лицо под своими полями — и я окончательно запутался.
Рядом с соломенной шляпой на качелях сидел ещё Кое-Кто. Две сияющие косички спадали на плечики, покрытые короткими рукавами в сеточку. Казалось, что из-под этих сетчатых рукавчиков вот-вот прорежутся маленькие крылышки. В солнечных лучах Незнакомка с ног до головы светилась и оживлённо беседовала с загадочной соломенной шляпой.
Остаток дня я провёл на море, вспоминая эту мимолётную встречу. Девочка местная, подумал я. Видимо, просто проходила мимо и остановилась у красивых качелей. Появится ли Незнакомка у «Марицы» ещё раз, я не знал. Но мне хотелось бы увидеть Её снова.
На побережье я невольно вспомнил песню Криса Нормана «Wild Wild Angel»: «Oh the ocean is deep, and my heart cannot sleep, cause the wind blows my heart to You...»
Я зачерпывал ладонями песок и представлял, что сквозь мои пальцы струятся Её волосы. Недалеко от пляжа находился деревянный корабль, весь чёрный от смолы и краски. Он был похож на спящего великана, связанного толстыми тросами мачт. Сразу было заметно, что это теперь ресторан. Я его пожалел, потому что ему так не хватало моря.

2. Везучая деревянная колонна

Каждый вечер в баре нам показывали одно и то же представление. Болгарский певец голосом Элвиса Пресли пел «Yesterday», «Мурку» и «Love Me Tender». 18-летние девушки исполняли танцы под Whitney Houston. Во второй части выступал дуэт циркачей и фокусник. Фокусника подавали «на десерт». Местный «волшебник» манипулировал кольцами, превращал сок в воду, печатал деньги на простых бумажках и незаметно снимал часы у туристов, когда брал их за запястье.
За семь дней я выучил развлекательную программу отеля наизусть, и она мне страшно наскучила. Сегодня в баре я думал только о болгарской Красавице. Мой взгляд был устремлён на далёкий столик, но перед глазами всё ещё стояла наша утренняя встреча. Вдруг Кто-то помахал мне рукой. Я отвлёкся от своих воспоминаний и увидел, что в четырёх метрах от меня за этим самым столиком сидит Она. Мы радостно поприветствовали друг друга.
Музыкант допел «Love Me Tender», и заиграла надоевшая за неделю фонограмма Whitney Houston «Queen of the Night». Начинались танцы. Девочка решила подойти поближе к площадке. Она прислонилась к деревянной колонне и нежно её обняла. На площадку выбежали три танцовщицы. Но что бы они ни вытворяли, я мог смотреть только в одном направлении.
На вид Ей было 10 лет. Высокая, с очень густыми, почти зеркальными волосами, серо-голубыми глазами и золотистой кожей. Безымянный пальчик левой руки был украшен розовым колечком из прозрачной пластмассы. Весь вечер Незнакомка наблюдала шоу словно зачарованная. Я хотел рассказать Ей, что догадался, как этот «фальшивомонетчик» печатает деньги, но не сумел поймать Её взгляд и не решился подойти.
Ночью прошёл дождь, и утро было приятным. Едва проснувшись, я помчался к качелям, чтобы встретиться с таинственной Девочкой. В лифте с зеркалом репетировал приветствие и придумывал, что Ей сказать. Качели были пусты.
Наша семья провела 11 июня в Поморье. Примерно в эти дни мы дважды побывали и в городке Несебре. Я карабкался на развалины старой крепости, а в голове снова звучала «Wild Wild Angel». В отель мы вернулись только затемно. Не теряя ни минуты, я отправился в бар. Прошла вечность. Музыкант уже допел «Love Me Tender», а прекрасная Девочка так и не объявилась. Она пришла только к концу представления. Весело помахала мне рукой. Но деревянной колонне опять повезло больше.

3. Белое шоссе

До отлёта домой оставалось три дня. Сомнений, что мы подружимся, не было. Но обстоятельства всё равно складывались не в нашу пользу. 14 июня я уже был в другой стране.
Автобус летел в Стамбул по скоростному шоссе. Оно было широким: целых двенадцать полос. Я смотрел в окно, мысленно проигрывая «Wild Wild Angel», и представлял, что шоссе застилают белые перья. Видение прервалось автокатастрофой. Перевёрнутый трейлер, разбитые машины, лужи из стеклянной крошки. Даже бетонные разделители потоков в центре автострады были раздроблены каким-то очень страшным ударом.
После вчерашнего вечера я догадался, что таинственная Незнакомка на самом деле вовсе не болгарского происхождения. К счастью, все гости «Марицы» были из Перми, за исключением одной немецкой пары. Девочка тоже могла быть из моего города. Я твёрдо решил найти Её сразу после нашего путешествия.
Мы с семьёй остановились в страшненьком «как бы пятизвездочном» отеле на тесной улочке. Я не представлял, как выдержать эти сутки в Стамбуле, когда там, на Солнечном берегу, осталась Она. Наступил вечер. Я закрывал глаза и видел, как моя без пяти минут Подружка обнимает сейчас деревянную колонну в баре. А вдруг Она интересуется, где я? Она ведь больше никому не махала рукой. Но в Стамбуле я сделать ничего не мог и решил не вспоминать о Ней до конца поездки. Сутки турецкой суматохи помогли мне в этом нелёгком деле.

4. Ультрафиолет

15 июня я возвращался на Солнечный берег как будто в своё прошлое. Я даже не знал, стоит ли нам с Ней видеться. Расставание было слишком близко, и в голову приходили грустные мысли. Вечер оказался волнительным.
Я соскучился по Незнакомке и отправился в бар, чтобы увидеть её. Она была там с мамой и пила молочный коктейль. Я сел за другой столик в одиночестве. Мы заметили друг друга и поздоровались нашим фирменным способом.
Ко мне подошла официантка с вежливой улыбкой. «Будете заказывать, молодой человек?» Я кивнул. Мне понравилось её обращение. Взяв у неё меню, я перелистнул страницы с мартини и выбрал гляссе — коктейль из кофе с мороженым. Девушка заметила, что со мной никого, и окинула меня недоверчивым взглядом. «А расплатиться ты сможешь?» От произведённого ей первого впечатления не осталось и следа. Я молча вытащил из нагрудного кармана рубашки пятитысячную купюру. Точно такие же фокусник печатал на своём станке. Увидев её, девушка ушла оформлять заказ.
Тем временем, на улице совсем стемнело. Стало прохладно и влажно. В баре вспыхнули прожекторы. Заиграла томная музыка. На площадку вышла первая пара, лет тридцати пяти. К ней присоединилась вторая. А я сразу захотел пригласить свою Незнакомку. Ни разу ещё я не танцевал с девочкой в такой атмосфере. Но я хотел сделать Ей что-нибудь приятное.
Я приготовился к тому, что наши взгляды встретятся. Этого не случилось, и я решил пригласить Её, даже если Она на меня не посмотрит. Площадка как будто ждала именно нашей пары. Но Девочке неинтересно было наблюдать, как обнимаются взрослые. Она покинула свой пост у колонны и скрылась в проёме, из которого появлялись официантки. Дверь вела через стойку бара в холл отеля.
Я тотчас подозвал официантку, сообщил, что должен отлучиться на пять минут и спросил, сейчас или потом следует заплатить за коктейль. Она сказала, что сейчас. Отдав ей бумажку, я помчался вслед за Девочкой. В холле Её не оказалось. Тогда я поднялся на пятый этаж в свой номер. Умылся, причесался, взял фотоаппарат. Спускаясь в лифте, я рассматривал в зеркале своё лицо. В Стамбуле оно получило большую дозу ультрафиолета и теперь пылало огнём, как и у Неё. Удивляясь парадоксальному сходству, я видел, как сквозь мою неказистую внешность проступают Её совершенные черты, излучающие сильнейший ультрафиолет ангельского пламени.
Какое-то время я провёл на улице, и прохладный воздух ночи успокаивал сгоревшую кожу. Жёлтые фонари не делали ночь светлее. Я быстро замёрз и вернулся в «Марицу».
Холл был ярко освещён люминесцентными лампами. Девочка сидела на диване у стеклянного столика, листая глянцевый журнал про отели курорта. Её лицо было розовым от нового загара. Время, которое мы провели в разных странах, выдалось очень солнечным.
Заметив меня, Девочка встрепенулась и радостно помахала рукой. Я подошёл к Ней, поинтересовался, что Она читает, и присел рядом. На Ней была та самая маечка с сетчатыми рукавами, из-под которых вот-вот пробьются крылышки. На левой руке по-прежнему светилось розовое колечко.
«Тебе нравится сегодняшний вечер?» — «Да».
Слева от меня сидела Её подружка. Мою незнакомку она называла Женей. Подружка зачем-то показала мне голографическую наклейку. Говорила, что это очень красивая наклейка. Я не понял, что в ней красивого: нечто отдалённо напоминающее толстого паука на серебристом фоне. Побыв с девочками минуты две, я сказал Жене, что возвращаюсь в бар, и попросил её тоже вернуться.
Женя зашла в бар, когда начались танцы «королев ночи» под Whitney Houston. Она машинально прильнула к деревянной колонне и обняла её. Я запечатлел этот трогательный момент на плёнку.
Завтрашний день был для нас последним. Я думал, что проведу его в одном месте, а моя Wild Wild Angel — как всегда в другом. Но вечером в баре мы снова должны были встретиться. Осталось только узнать, где Она живёт. Перед сном я гадал, далеко ли ехать до Жени на велосипеде.

5. Жених и Невеста

Наступило 16 июня, мой последний день на Солнечном берегу. Я проснулся и почувствовал себя свободным от мыслей об ускользающей Незнакомке. Мы уже не могли потеряться. В полдень я отправился посмотреть на море. Но на качелях сидела Женя и разговаривала с ребятами. Мои планы поменялись. Пять минут мы обмусоливали тему фильмов и вскоре переключились друг на друга.
«Меня зовут Женя!» — представилась Она. «А меня Серёжа». Женя встала с качелей, скинула сланцы и пошла рядом со мной босиком. Её первый вопрос был недвусмысленным: «У тебя есть Невеста?» Я улыбнулся, заметив, о Ком невольно думаю, и сказал: «Да, Она живёт в моём городе». «Везёт! А Мой жених живёт очень далеко от меня». Вот так мы и познакомились.
Мы провели вместе минут сорок, и я сфотографировал Женю с Дениской, своим знакомым. Потом Она решила принять душ и переодеться, и мы пошли в отель. «Какой у тебя этаж?» — спросил я Женю в лифте. «Пятый». Внезапно выяснилось, что мы живём в соседних номерах. Она в 512, я в 514. Я тоже залез в душ. По ушам застучали капли воды, я пел «Wild Wild Angel», и песня отлично передавала моё настроение. Чувствовалось, что сегодняшний день — это начало чего-то таинственно-неизведанного, длиною в жизнь.
Не успел я выйти из душа, как в дверь постучал Чей-то кулачок. Мой Папа открыл дверь и сказал: «Серёжа, к тебе пришли». На пороге в розовом платье, розовых носочках и красных туфельках стояла Женечка. Это был Её лучший наряд. Я захватил пляжный диск, фотоаппарат, и мы отправились гулять.
Теперь мы сидели на качелях вместе. Её правая рука в розовом рукаве тесно прижалась к моей левой. Мы неловко молчали. «Вот так! Мечты сбываются!» — радовался я.
Через десять лет после этого дня, рассматривая наши фото, я заметил, что сразу после душа Женя переместила своё розовое колечко с левой руки на средний пальчик правой.
Я ошибался, когда думал, что Женя младше меня на пару лет. Ей оказалось всего 7. Сюрприз номер один. Помню, как я расстроился. «До моих 12-ти ещё расти и расти!» Значит, должны пройти годы, прежде чем Она откроет для себя то, что я и сам буквально на днях понял. Но глядя на Женю, я признавался себе в том, что мне всё равно, недели пройдут или годы. Причём тут время.
Вокруг нас собрались ребята. Так как все мы были из Перми, я поинтересовался, кто на какой улице живёт. И про себя решил, что, когда дойдёт очередь до моей Подружки, я узнаю номер Её дома. Ребята назвали свои улицы. И только Женя промолчала. Когда я спросил Её, она немного поколебалась и ответила: «А Я из Москвы». Сюрприз номер два. Всё оказалось не по-детски сложно и запутанно. Завтрашний день повис над нами грозовой тучей.
«Нас поселили к вам, потому что наш отель был уже переполнен», — стала объяснять Женя. У меня чуть не вырвалось: «Ты знаешь, я был не прав: моя Невеста тоже живёт далеко от меня», но я сдержался. Вместо этого я спросил Её, что такое «буханка». Папа говорил мне, что в Москве никто не знает такого слова. Женя растерялась. «Может быть, название остановки?». Я окончательно убедился, что ситуация сложная и завтра — очень длительное расставание. Однако нас ждал один счастливый и беззаботный день, и мне не хотелось его терять. Я отложил мрачные мысли в сторону, и мы закончили этот разговор игрой в «Море волнуется».
День прошёл трогательно. Вечером снова звучали «Yesterday», «Мурка» и «Love Me Tender». Я немного завидовал музыканту за синтезатором. Мне хотелось что-нибудь спеть для Жени, но я этого совсем не умел. Фокусник опять печатал болгарские деньги. Мы уже не отвлекались на него и были заняты друг другом. За вечер Женя подарила мне три воздушных поцелуя.
Держаться за руки было приятно и неловко одновременно. Я то отпускал Её, то возвращался к Ней. Я понял, что сегодня Она не может стать моим настоящим. Но был уверен, что именно с Ней хочу быть в далёком будущем. И когда Женя неожиданно обняла меня и наши сгоревшие лица коснулись друг друга, я окончательно понял, что такое далёкое будущее.
Вокруг нас кружился Дениска. Где-то ближе к ночи он споткнулся о туфельку Жени, обиделся на Неё и заплакал. Она не выдержала слёз и побежала к отелю. Сделав пару шагов, Женя остановилась, посмотрела на меня и пообещала, что вернётся. Это последнее, что я от Неё слышал.

6. Природа связи

Я ждал Женю полчаса, помня о том, что должен ещё взять Её адрес. Не дождавшись, я отправился к Ней в номер. Но в Её окошке погас свет. Значит, мама уложила её спать. Глядя на потухшее окно, я сказал вслух: «Спокойной ночи, мой Ангел».
Женя дважды говорила мне, что будет скучать на Солнечном берегу одна. Во мне росло какое-то нехорошее предчувствие, но видимых поводов для тревоги пока не было. Я был уверен, что самолёт летит днём. И засыпал с мыслью, что Женя успеет меня проводить. «Мы обменяемся адресами, и я обниму Её на прощанье». Я это видел так ясно, как будто наше будущее было предопределено.
Проснулись мы в 9 утра от стука в дверь. Нам сообщили, что автобус ждёт ещё пять минут и уходит в аэропорт. Если мы не поторопимся, придётся добираться самостоятельно. Сказка кончилась. Я подбежал к двери 512. Прикоснулся к ручке. Женя была там, за запертой дверью. Так близко — и уже так далеко. Мои родители спустились на этаж ниже и позвали меня. Но я ещё собирался разбудить Её. Сейчас адрес был важнее всего.
И тут я с грустью признал, что сегодня связывать наши дорожки бесполезно. Почтовый адрес — это не то, что способно по-настоящему соединить. Так, как я этого хотел. Иногда на лёгком пути легко принести в жертву самое главное. Невозможно переоценить хрупкость человеческих отношений. Я знал, что во мне и так есть то, что само приведёт к Ней, с завязанными глазами, даже без координат. И в то же время ощущал себя на краю пропасти.
«Серёжа, спускайся!» Я тихо сказал: «До свиданья, Женя», и пошёл вниз по винтовой лестнице. Она ещё сладко спала. Спускаясь, я смотрел, как уплывает от меня последняя возможность протянуть между нами тоненькую нить. Но меня с Женей кое-что уже связывало. Я уходил, доверяя эту связь времени и пространству, чтобы они как высший суд или разорвали её, или признали, что перед ней бессильны. На винтовой лестнице у меня закружилась голова. Всё замедлилось, и через секунду должен был настать конец света. Но ничего не произошло.
Проснувшись, Женя спустилась в наш дворик. На правой руке второй день сверкало розовое колечко. Но меня, Её нового друга, на Солнечном берегу уже не было. Я летел в самолёте и молча встречал своё горе. Мы потерялись. «Cause my heart has no pride, and I know it's my right, I will love you till I die», — не переставала играть в голове «Wild Wild Angel».
Как будто изнутри вырезали что-то очень большое. Стало и легче, и тяжелее одновременно. Благодаря нашей дружбе я получил важные жизненные константы и понял, насколько в принципе Человек может быть дорог Человеку. Сидя в самолёте, я успокаивал себя тем, что теперь для меня Женя — это не Младенец из вчерашнего дня, а Невеста из далёкого завтра.

7. Найти и сберечь

В детстве я искал Женю в толпе прохожих, когда приезжал в Москву. Я надеялся на чудо. Думал, что мы случайно встретимся в парке Горького, в зоопарке, в цирке или в Макдоналдсе. Казалось, для этого нужно просто больше времени проводить в людных местах.
Но выяснилось, что чудо не произойдёт. Второго шанса встретиться случайно у нас не будет. Теперь всё зависит лишь от того, насколько сильно я желаю найти Её и что я для этого сделаю. Самый населённый пункт, самые скудные данные. Какие шансы могли быть у подростка. Но я решил продолжать свои поиски. Даже если уже прошло очень много лет. Даже если Женя не помнит меня.
К слову, в тот день потерялась не только Женя. Вместе с ней пропала и «Wild Wild Angel». Прошло семь лет. Я уже учился на втором курсе и вдруг захотел послушать песню своего детства. В Интернете тогда она не нашлась (хотя сегодня находится без проблем). Тогда я стал искать её на компакт-дисках Криса Нормана и Smokie. Вместе они выпустили почти 30 альбомов. Скупив все, ни на одном не обнаружил того, что так искал. Песня не вошла в историю музыкантов.
Тогда я написал Гэби, женщине, которая близко знает Криса Нормана. Я объяснил ей ситуацию с канувшей в лету песней и попросил её прислать мне «Wild Wild Angel» в mp3. Гэби ответила, что у Криса такой песни действительно нет. Спустя какое-то время я был готов поверить, что «Wild Wild Angel» не существует, ровно как и Жени — настолько далёкими и размытыми стали воспоминания о нашей дружбе. Однако после долгого молчания Гэби неожиданно мне пишет: «Я нашла её. Это сингл 1994 года. Его давно нет в продаже, но я достала для тебя один экземпляр».
Через полтора месяца я получил извещение о посылке из Германии. На почту я шёл с таким чувством, будто там ждёт меня Женя. Распечатав аккуратную упаковку, я увидел ярко-жёлтый диск, похожий на солнце. На этом диске записана одна-единственная песня, символ самой важной во Вселенной встречи на Солнечном берегу.
У меня хранится ещё один диск, из красной пластмассы. Когда я беру его в руки, то вспоминаю, как он летал по воздуху от Жени до меня и обратно. Я надеюсь, что в будущем Женя ещё не раз прикоснётся к нему. Брошенный мной через время и пространство, он вернётся к Ней снова.

15-22 февраля 2007

 

вверх | оставить отзыв | к содержанию | на главную